Тесты незамерзающей жидкости

Тесты продукции

Тест незамерзающих жидкостей на поликарбонаты

Все, кто пользуется автомобилем, знают, что жидкости для омывания лобового стекла бывают разные. Блондинки уверены, что отличаются они друг от друга по цвету и запаху. Воители со стажем более года твердо заучили, что бывают зимние незамерзающие жидкости и летние. Самые продвинутые из них читают тесты автомобильных изданий и даже рассуждают о том, что лучше: составы на метаноле, этаноле или других труднопроизносимых основах…

На информационном поле этого рынка наступило некое затишье. Все СМИ при изучении качества незамерзающей жидкости для машины рассуждали только на две темы: есть ли в составе метанол и при какой температуре замерз тот или иной образец.

Но тут начали происходить события, которые заставили в новом свете взглянуть на весь рынок омывающих жидкостей. К одному из автопроизводелей стали поступать жалобы на появление трещин в фарах! Причем трещины появлялись на автомобилях в период гарантийного обслуживания. Отчего они происходят, не могли сказать ни опытные мастера-приемщики, ни специалисты автопроизводителя. Изучение специфики возникновения неисправности показало, что трещины образуются только на автомобилях, оборудованных омывателем фар. Но как может омыватель фар, выпускающий струю жидкости, разбить плафон из поликарбоната, не совсем понятно. Механических усилий для этого в системе было явно недостаточно. Дальнейшее изучение вопроса показало, что дело не в механике процесса, а в химии. Воздействие омывающей жидкости на нагретую до 80 °С пластиковую поверхность плафона фары и вызывало появление трещин.

Оказывается, для того, чтобы добиться моющего эффекта, а также для понижения температуры замерзания в состав омывающей жидкости вводятся не только поверхностно активные вещества, но и органические растворители. Именно эти растворители и приводят к растрескиванию поликарбоната фары. При этом производители автохимии знают об этом явлении и потому вводят в рецептуру специальные «гасители». Но, как мы все понимаем, наличие дополнительных сложных препаратов сказывается и на цене продукта, и на прибыли, которую получает владелец марки. И как часто бывает, если есть возможность сэкономить на компонентах, то на них экономят, не заботясь о том, что использование недоброкачественного состава может навредить автомобилю.

А как же узнать, безопасна незамерзающая жидкость или нет?

Для этого есть два способа. Первый подразумевает знаменитое испытание «на себе», т.е. на своем авто, второй заключается в проведении лабораторных исследований.

Мы решили пойти вторым путем и проанализировать свойства незамерзающих жидкостей в разрезе их воздействия на поликарбонат. Для этого мы обратились в специализированную лабораторию и подготовили обезличенные образцы продукции.

Методика теста

Методика теста проста. Пластины из прозрачного поликарбоната, аналогичного тому, что используется в автомобильной промышленности, подвергаются деформации, попросту изгибаются. На них капается несколько капель омывающей жидкости, после чего пластинки помещаются в автоклав с температурой 80 °С. По прошествии 8 часов образцы вынимаются, охлаждаются до комнатной температуры и осматриваются на наличие повреждений.

Тест зимних жидкостей для стеклоомывателя

Fin tippa Stand Up Pouch – стеклоочиститель зимний, тест

Стеклоочиститель Fin tippa с освежающим запахом жевательной резинки. Готов к применению при температуре воздуха до –20 °С. Согласно заявлениям производителя, пред нами – специализированная жидкость для очистки ветровых автомобильных стекол и фар, которая предназначена для использования в системах омывания стекол автотранспорта любых марок. Заявляется, что продукт безопасен для лакокрасочного покрытия, резиновых, пластиковых и металлических деталей автомобиля. В составе незамерзающей жидкости содержится гидрофобизирующий полимер, который придает стеклу грязе- и водоотталкивающие свойства.

Пакуется жидкость для стеклоомывателя в стоячий пакет типа «дой-пак», сделанный из трехслойной полиэтиленовой пленки с ламинированным слоем и с вырубной ручкой. Угол впайки штуцера-дозатора – 45 градусов. Утверждается, что пакет выдерживает падение с высоты 2 метра.

В состав незамерзающей жидкости Fin tippa Stand Up Pouch входят изопропанол, гликоли,

7 лучших незамерзающих жидкостей

Жидкость стеклоомывателя – самая, пожалуй, массово востребованная из всех, используемых в автомобилях. И, если летом можно обойтись обычной водой, то с похолоданием неизбежно придется задуматься о покупке «незамерзайки». Недаром они даже в уличных автоматах-«разливайках» уже давно продаются. Что требуется от хорошей зимней стеклоомывающей жидкости? Как можно дольше не замерзать, качественно очищать стекло, не портить пластик и краску и приятно пахнуть. В нашем рейтинге – только лучшие незамерзайки для самых разных ситуаций.

Как и любая востребованная спиртосодержащая жидкость, незамерзайки стабильно и массово «бодяжатся». В лучшем случае просто заявленная температура не соответствует реальности – но это тоже ни разу не приятно, в худшем «жижа» может умудряться гореть (а для этого нужно постараться!), разрушать поликарбонат фар, да и банально содержать метанол. Почти как водка без акцизных марок. Да и выбор жидкостей немногим меньше, чем в ликеро-водочном отделе. Что из них действительно стоит покупать? Попробуем разобраться.

Категория Место Наименование Рейтинг Цена
Лучшие готовые незамерзайки 1 LIQUI-MOLY ANTIFROST Scheiben-Frostschutz (-27о С) 9.9 / 10 480
2 Sintec Арктика -20 9.6 / 10 230
3 MOTUL Vision 9.3 / 10 470
4 CoolStream -25 9.2 / 10 450
5 Luxe -20 8.9 / 10 330
Лучшие концентраты незамерзающей жидкости 1 LIQUI MOLY ANTIFROST Scheiben-Frostschutz Konzentrat 9.9 / 10 340
2 Концентрат стеклоомывателя FIN TIPPA 9.0 / 10 200

Лучшие готовые незамерзайки

Не менее важно и то, что жидкость полностью безопасна для поликарбоната, ее попадание на нагретые фары не приводит даже к появлению муара микротрещин, не говоря уже о сильном растрескивании. Хитрость состава, который не только безопасен, но еще и не кристаллизуется при заморозках сильнее указанной на упаковке температуры, а лишь густеет – в том, что за «незамерзаемость» не отвечает один только изопропанол. Основную работу берет на себя пропиленгликоль – основа безопасных для здоровья антифризов. Кроме того, жидкость имеет хорошо выраженные моющие свойства и эффективно очищает лобовое стекло и фары, если на них установлены омыватели.

Что мы запишем в минусы? Разве что цену, при больших пробегах за зиму она станет чувствительной. Зато мы платим не просто за имя, а за настоящее качество и безопасность.

  • Соответствие заявленной температуре применения, причем рекордно низкой
  • Хорошие моющие свойства
  • Безопасность для поликарбоната
  • Сильный запах отдушки

«Арктическая» стеклоомывайка от «Обнинскоргсинтез» (выпускаемая, кстати, на одном заводе с Liqui Moly) по заявлению производителя поскромнее, но и этого зимой обычно хватает – благо заявленная температура действительно соблюдена, написано минус 20 – значит, минус 20 и выдержит с гарантией.

К тому же и откровенной «химозности» в запахе у незамерзающей жидкости нет, и моет стекло она вполне прилично. За такие деньги – варум бы и нихьт, как бы сказали немцы? Однако стоит упомянуть, что «Синтек» все же на холоде более вязок в сравнении с Liqui Moly, разбрызгивание быстрее превращается в плохо омывающую стекло струю, которую приходится размазывать дворниками. Но при двукратной разнице в цене все равно есть над чем задуматься.

  • Соответствие заявленной температуре
  • Безопасность для поликарбоната
  • Умеренный по силе запах
  • На холоде заметно повышение вязкости

Но что мы в итоге получаем? Обычную жидкость на основе изопропилового спирта, которая, хотя и соответствует заявленной температуре замерзания, ничем больше не интересна, а стоит при этом на уровне более морозостойкой жидкости Liqui Moly. Так что за честность и безопасность плюс мы дать не забудем, но соотношение «цена/качество» тут даст не меньше минусов.

  • Соответствие заявленной температуре
  • Не самые «ядовитые» отдушки
  • За эту цену мы покупаем скорее марку, чем результат

Итак, к девяти яйцам вместо десятка мы уже привыкли, 0,9 литра в литровой коробке сока не удивляемся… А теперь нам предлагают еще и 3,78 литра «омывайки» вместо четырех, да еще и по цене хорошей честной четырехлитровки.

Нет, конечно, по качеству мы не придеремся. Работает эта стеклоомывающая жидкость хорошо, температуру замерзания держит, а благодаря изопропилово-гликолевой базе и хорошо разбрызгивается форсунками. Для поликарбоната она безопасна, поэтому никаких «противопоказаний» к применению нет. Но, увы, Liqui Moly ей противопоставить нечего, а более дешевый «Синтек» или сопоставимый по цене Motul проигрывают «кулстриму» по температуре не так и сильно.

  • Низкая температура замерзания.
  • Хорошая текучесть.
  • Не портит пластик.
  • Высокую цену трудно списать хотя бы на «переплату за бренд».

Если же у Вас нет омывателей оптики либо рассеиватели фар изготовлены по старинке из стекла, эта незамерзайка сможет стать хорошим выбором… если не вспоминать о том, что за меньшие деньги можно купить Sintec.

  • Температура замерзания указана даже с запасом
  • Хорошие моющие свойства
  • Умеренный запах
  • Легкое растрескивание поликарбоната при тестах

Лучшие концентраты незамерзающей жидкости

О безопасности повторять не будем: естественно, и концентрат имеет все те же свойства, что и готовые жидкости Liqui Moly из этой линейки.

  • Безопасность и эффективность
  • Хорошие моющие свойства
  • Высокий расход при приготовлении жидкости

Разбавляется согласно таблице концентрат примерно так же, как и Liqui Moly – при соотношении 1:1 заявленная температура замерзания чуть выше, -22 градуса. С учетом более низкой цены «типа финна» вариант начинает казаться привлекательным, но есть два «но».

Первое «но» – это то, что по всем тестам производитель страдает оптимизмом, и у готовых жидкостей этой марки обычно есть недобор по температуре в два-три градуса. Так что, не имея рефрактометра под рукой, лучше готовить незамерзайку все-таки с запасом. Причем из-за использования чисто изопропаноловой основы жидкость все-таки не очень хорошо переносит похолодание – да, замерзнуть она не замерзнет при правильном приготовлении, но прокачиваться будет хуже. Второе «но» критично для владельцев машин с поликарбонатными фарами, оснащенными омывателями: увы, жидкости Fin Tippa с поликарбонатом «дружат» плохо. Так что по итогам прямого сравнения Liqui Moly остается лидером, а петербуржский финн уходит вниз.

  • Удобная упаковка
  • Достаточно выгодная цена
  • Неплохие моющие свойства
  • Заметное воздействие на поликарбонат

Как выбрать незамерзайку?

Лучший помощник при выборе незамерзающей жидкости – элементарный рефрактометр: за пару секунд он поможет узнать, насколько нам врут цифры на упаковке. Жаль, конечно, что об этом мы узнаем, только купив и вскрыв упаковку – но, по крайней мере, неудачную покупку можно оставить и на лето.

Проверка проста: капните немного жидкости на плоскость рефрактометра, накройте ее откидным стеклом и посмотрите на просвет: четкая граница, видимая в окуляре, по шкале покажет точную температуру замерзания жидкости. Если же нет рефрактометра, придется довериться тестам – хотя бы нашему сегодняшнему рейтингу.

Чего у незамерзайки не должно быть точно? Сильного спиртового запаха как минимум, как и «убойной» дозы отдушки – это и при езде некомфортно, и часто маскирует именно спиртуозность. Но учтите, что как раз наиболее опасный, по распространенному мнению, возможный компонент – метанол – не имеет такого резкого запаха, как этанол или изопропанол. А хитрость в том, что метанол опасен в первую очередь при питье, а вот вдыхание паров позволяет быстрее набрать предельно допустимую концентрацию именно изопропиловому спирту! Поэтому резкий запах спирта – однозначное «нет» для применения жидкости, ведь вряд ли кто в таком количестве зальет в незамерзайку старый добрый этанол. Да и его, собственно, нюхать за рулем тоже не стоит.

Народный способ проверки на метанол позволит, к сожалению, отсеять только совсем уж «бодяжные» жидкости с высокой его концентрацией. Нагрейте на газовой зажигалке или плите медную проволоку и окуните ее в тестируемую жидкость: метанол выдаст себя крайне неприятным запахом – он при контакте с нагретой медью на воздухе превратится в формальдегид, а уж его не учуять невозможно.

Тест незамерзаек: почему зимой трескаются фары?

Когда на стекле автомобильной фары обнаруживается мелкая трещина, ее появление владелец машины воспринимает как фактор неудачи — мол, ничего не поделаешь, поймал камешек, от него на дороге никто не застрахован. Отчасти это так, но в зимний период причиной подобного дефекта может стать… обычная незамерзайка. Тестируем несколько образцов. Заодно выясним, на каких канистрах информация о температуре замерзания от лукавого.

test_pol_nezam-000

Для начала немного предыстории. Несколько лет назад в ряде крупных столичных дилерских автоцентров, принадлежащих известному иностранному бренду, случились интересные события, о которых там сегодня уже и не помнят. А суть вкратце такова: как-то зимой в этих техцентрах был отмечен всплеск обращений клиентов с жалобами на дефекты фар головного света. Неисправности фиксировались на новых машинах, находящихся на гарантии, причем многие из них были оформлены по полису каско. Тут уж, как говорится, не отвертишься — дилерам пришлось держать ответ и перед автовладельцами, и перед страховщиками, а технарям основательно вникать в суть проблемы.

Были разбирательства и несколько сложных экспертиз, которые не выявили каких-либо следов явного механического воздействия на фары. Зато выяснилось другое, а именно: подавляющая масса дефектов обнаружилась на машинах, оснащенных струйными омывателями фар. А что могут разбрызгивать эти устройства? Только незамерзайку для стекол, ведь именно эта жидкость распыляется из одного и того же бачка как на лобовое стекло, так и на фары.

Улавливаете логику? Дефект фар — омыватель фар — незамерзайка. Выстроив столь немудреную логическую связь, технические специалисты компании предложили клиентам сменить поставщика незамерзающей жидкости, которую они использовали в своих машинах. На удивление совет оказался полезным — сезонные проблемы с дефектами фар исчезли напрочь.

test_pol_nezam-11

Впрочем, для тех, кто в теме, ничего удивительного в произошедшем не было. Например, в ряде европейских стран на эту проблему обратили внимание почти сразу же, как в автомобилях стали массово применять ксеноновые головные фары с плафонами на основе поликарбонатного стекла. Этот вид пластика легче традиционного стекла и по механической прочности не уступает последнему, обладая к тому же отменной стойкостью к воздействию различных агрессивных сред — солевых растворов, масел, кислотных образований и т.п.

Однако при определенном сочетании химического и физического воздействия структура поликарбонатного пластика может разрушиться. Например, при повышенной (относительно наружного воздуха) температуре (как при включенных фарах) и периодическом воздействии некоторых органических растворителей. Такие растворители во многих отечественных незамерзайках присутствуют по умолчанию, причем иногда в значительных количествах. Применение подобных жидкостей в омывателях фар существенно повышает риск появления трещин и сколов на поверхности поликарбонатного стекла. В лучшем случае вы получите помутнение фары, в худшем — выход ее из строя, причем нередко вместе с лампами. Как итог — замена «светильника» в сборе, выливающаяся в кругленькую сумму.

test_pol_nezam-01

Понимая актуальность этой проблемы, в ряде европейских стран, таких как Германия, проводятся так называемые тесты на поликарбонаты, когда жидкости проверяют на совместимость с поликарбонатным стеклом. Испытания проходят по методике Немецкого союза автомобильного надзора DEKRA. У нас подобные испытания, увы, не являются обязательными.

Впрочем, в России не проверяют даже основные эксплуатационные показатели незамерзаек (температура замерзания и вязкость), не проводятся и тесты на наличие метанола. Производителям это, по понятным причинам, не нужно. Исключением являются разве что внутрикорпоративные тесты на поликарбонаты, организуемые дистрибьюторами некоторых западных автохимических компаний для подтверждения качества своих продуктов. Очевидно, что отсутствие в нашей стране даже маломальского контроля за стеклоомывающими жидкостями сильно вредит рядовым потребителям, поскольку риск нарваться на низкокачественную незамерзайку очень велик.

test_pol_nezam-02

Это отчасти подтверждают и результаты нынешнего теста на поликарбонаты, который по нашей заявке проводили специалисты независимой некоммерческой организации «Химическая экспертиза». Тут будет важно отметить, что даже при наличии отработанной методики далеко не все лаборатории могут позволить себе проводить «поликарбонатные» испытания жидкостей. Дело в том, что процесс этот довольно трудоемкий и на исследования одного только продукта уходит несколько дней.

Вместе с тем алгоритм их примерно таков. Сначала для каждого образца заготавливают тарированную пластину из поликарбонатного стекла. Чтобы создать в ее структуре механическое напряжение (что имеет место в отдельных изгибах поверхности фары), пластину перед началом испытаний закрепляют на особом станке (кондукторе), придавая тем самым изогнутый профиль. После этого кондуктор с пластиной в течение 48 часов выдерживают в жаровом шкафу при температуре +80 С.

test_pol_nezam-04

В процессе отстаивания на разогретую пластину периодически (по строго определенному временному алгоритму) наносят исследуемую незамерзайку. По завершении этого цикла испытаний оператор тщательно осматривает стекло на просвет для выявления трещин. Если их нет, значит жидкость можно рекомендовать к использованию — никакого вреда головным фарам, изготовленным из поликарбоната, она не нанесет.

test_pol_nezam-06

Для своего же нынешнего теста мы навскидку отобрали восемь незамерзающих жидкостей, которые попадались нам в торговых точках Москвы и Московской области. В ходе исследований этих образцов оценивалось не только их влияние на поликарбонаты, но и реальная температура замерзания.

Для наглядности представления все результаты теста мы поместили в сводную таблицу в конце статьи. В ней красным цветом отражены результаты негативного воздействия на поликарбонатное стекло, а также те значения температуры, которые не соответствуют заявленным показателям, указанным на этикетках продуктов. Представленные данные, на наш взгляд, являются более чем показательными: они, хотя и косвенно, отражают реальную ситуацию по качеству незамерзаек, предлагаемых сегодня на рынке. А качество у многих проверенных образцов оставляет желать лучшего.

test_pol_nezam-07

Достаточно сказать, что тест на поликарбонаты смогла пройти только половина продуктов. Но этот вывод, скажем так, верен только при первой прикидке результатов. Если разобраться детальнее, то ситуация с качеством жидкостей выглядит еще хуже.

test_pol_nezam-08

Взять, к примеру, квартет продуктов, не прошедших «поликарбонатные» испытания — это Autoexpress-20, «Лужский-20», WillMelt-30 и «Чисто плюс-20». Для фар они вредны, но для чистки стекол их можно использовать. Правда, с обязательной оглядкой на температурные показатели. А все потому, что два образца (Autoexpress-20 и WillMelt-30) не соответствуют заявленной температуре замерзания.

test_pol_nezam-09

Примерно такая же картина наблюдается среди четверки незамерзаек, которые можно без опаски использовать в омывателях фар. Здесь также выявлены две некондиционные жидкости — «Ойл Райт-30» и Top Energy-20, реальная температура замерзания которых заметно ниже заявленной. Иначе говоря, требуемого количества спирта в них нет. В то же время, полагают эксперты, если бы спирта было больше, то не факт, что эта пара образцов смогла пройти тест на поликарбонаты. Как говорится, и тут без ложки дегтя не обошлось.

Если же обобщить все результаты, то итоговый расклад по характеристикам продуктов оптимизма явно не вселяет — из восьми участников теста только два образца — Liqui Moly Antifrost-25 и Sintec Арктика-20 — не вызвали у экспертов нареканий. Ни по своему воздействию на поликарбонатные фары, ни по параметрам морозостойкости. А что такое восемь продуктов? Это капля в море, если учесть, что сегодня в разных регионах страны одновременно реализуется несколько сот наименований незамерзающих стеклоомываек. И сколько из них окажутся безопасными для фар, можно только гадать.

Зимний тест незамерзающих автомобильных стеклоомываек

Коллеги, всем привет! Предлагаю для чтения итоги очередного теста незамерзающих зимних жидкостей, выпускаемых для авто. В испытаниях этих продуктов я участвовал в качестве приглашенного эксперта, тест был организован в середине зимы.

Главной целью данного теста стала проверка заявленных показателей морозостойкости, указанных на упаковках. Не секрет, что недобросовестные фирмачи часто организуют производство автомобильных стеклоомываек, изначально рассчитанных на слабые морозы. Однако на этикетках таких продуктов указывается гораздо больший запас морозостойкости, например, на уровне -20 С, а то и -30 С. Соответственно и цена указывается как у более морозостойкого продукта. Получается, что автолюбителям в таких случаях приходится платить лишнее, поскольку продукт не соответствует заявленным параметрам.

Для испытаний было приобретено десять образов стеклоомывающих жидкостей, представленных как российскими продуктами, так и лицензионными составами, выпускаемыми на отечественных предприятиях по рецептурам зарубежных фирм. Отметим, что основная часть перечисленных выше жидкостей покупалась в крупных сетевых магазинах ближнего Подмосковья, и лишь одна — в мелкой торговой точке. В итоге в нашем распоряжении оказалось восемь незамерзаек, расфасованных в мягкие полиэтиленовые упаковки типа «Дой-Пак» объемом от 3 до 4 л, и еще две, залитые в привычные многим прозрачные пластиковые фляги объемом 5 л.

Распределение по брендам оказалось следующим: это Delta -20 С (два состава емкостью 3 л, различающиеся ароматами), Fin Tippa -20 С (еще один тандем с емкостями по 4л, различающиеся фасонами упаковки, которые условно можно обозначить как «эконом» и «премиум»), по одной 3-литровой упаковке жидкостей Strike и «ОКей», еще две незамерзайки Liqui Moly серии Antifrost (соответственно -18 С и -24 С, тоже различающиеся ароматами). Оставшаяся пара образов — это бренды AVE -30 и Winter Formula -30 , разлитые в 5-литровые канистры. Цифры в обозначениях всех продуктов указывают значения заявленной температуры замерзания.

Проверка на прочность

Здесь не будет лишним уточнить, что интерес к отмеченным выше упаковкам «Дой-Пак» был вполне прагматичным. Такие продукты в последнее время часто предлагают в сетевых магазинах. Ставка делается более привлекательную цену незамерзаек, имеющих подобный вариант фасовки, которая, к слову менее эргономична, чем привычные жесткие канистры из пластика. Но вот насколько прочна та или иная мягкая полиэтиленовая емкость? Поэтому одной из задач теста являлась оценка прочностных свойств таких продуктов, благо для этого существует специальный норматив, предусмотренный техническими требованиями к мягкой упаковке. Суть его состоит в том, что каждый такой продукт должен выдерживать падение с высоты 1,2 м. Говоря проще, после удара об асфальт полиэтиленовая емкость со своим содержимым должна оставаться герметичной.

Проверка на прочность упаковки стала первым этапом теста незамерзающих автомобильных жидкостей. Отметим, что этот довольно жесткий тест качества упаковки выдержало подавляющее большинство участников – девять из десяти, то есть 90%. Исключением стал один образец — Fin Tippa -20 С (см. фотоку выше), причем именно эконом-вариант, который изготовлен из обычной трехслойной прозрачной пленки.

После падения он дал течь в месте крепления горловины. А вот емкость его собрата, то есть «премиального» образца Fin Tippa -20 С, имеющая дополнительное ламинирование, оказалась заметно крепче, как и у остальных продуктов. Если в целом оценивать результаты данных испытаний, то показатель в 90% (относительно общего количества участников) можно считать более чем хорошим.

Впрочем, благоприятное впечатление от проведенного «силового» теста у экспертов напрочь улетучилось, когда были получены результаты проверки морозостойкости незамерзающих жидкостей. Она проводились с использованием морозильной камеры, в которой ступенчато, с шагом в один градус, понижалась температура, начиная с отметки -16 градусов по С.

При каждом выставленном ее значении образцы выдерживались в камере в течение суток. Что же показали эти исследования? Увы, их результаты совсем не порадовали! Восемь из десяти контрольных образов, то есть 80%, в буквальном смысле заледенели в камере, так и не подтвердив заявленные значения температуры замерзания.

Если конкретнее, то из отмеченной десятки жидкостей только две незамерзайки (марка Liqui Moly, популярные составы Antifrost -18 и Antifrost -24) полностью соответствуют заявленным низкотемпературным показателям. Ксати, обе эти жидкости выпускают в России, правда, по рецептуре и под прямым контролем немецкой компании Liqui Moly.

По остальным участникам теста итоговый расклад такой: из восьми некондиционных зимних стеклоомываек сразу пять (!) продуктов (Fin Tippa -20 С «эконом», обе жидкости Delta -20 С, а также составы Stricke и «ОКей») превратились в лед уже при -16 С. Еще одна незамерзайка Fin Tippa -20 С (с условным обозначением «премиум») продержалась чуть дольше и застыла при -18 С, а последние две (AVE -30 и Winter Formula -30, которые должны были выдержать 30-градусный мороз) «окаменели» при -19 С. Таким образом, общая картина по итогам нашего нынешнего теста получается совсем не веселая.

Впрочем, даже из таких, далеко не радужных, результатов нынешнего тестирования зимних жидкостей тоже можно извлечь пользу. По крайней мере, те водители, которые уже успели приобрести некондиционные продукты, теперь наверняка смогут скорректировать пределы их применимости, а заодно и свои предпочтения в части выбора качественных зимних «стекломываек».

Большой тест «незамерзаек»: какие «омывайки» могут реально навредить автомобилю

Наши постоянные читатели знают, что портал «АвтоВзгляд» каждый год в начале осенне-зимнего сезона проводит специализированные тесты незамерзающих жидкостей, используемых для чистки стекол. Нынешний год не стал исключением и, не изменяя установившейся традиции, наши эксперты провели очередной осенний цикл испытаний различных «незамерзаек», результаты которого и предлагаем вашему вниманию.

Что проверяем

Основное внимание в наших регулярных тестах отведено оценке заявленных потребительских свойств данных продуктов. В частности, эксперты в обязательном порядке проверяют температуру замерзания жидкостей, а также оценивают воздействие каждого образца на поликарбонатное стекло, из которого делают головные фары большинства современных автомобилей.

Речь идет о так называемом тесте на поликарбонаты, по итогам которого эксперт дает ответ на вопрос: «Может ли та или иная незамерзайка, будучи залитой в бачок омывателя фар, повредить их в процессе распыления жидкости»?

Согласитесь, вопрос далеко не праздный, учитывая стоимость современных (особенно светодиодных) автомобильных головных блок-фар, которые при дефектах часто приходится менять в сборе.

А повреждения фар, как свидетельствует сервисная практика, возникают довольно часто, даже несмотря на то, что поликарбонат имеет ряд преимуществ перед традиционным стеклом. Например, он значительно легче последнего, а по механической прочности не уступает ему, обладая, к тому же, отменной стойкостью к воздействию различных агрессивных сред — солевых растворов, масел, кислотных образований и т. п.

Есть проблемы

В то же время, при сочетании определенных условий, например, повышенной температуре (что характерно для включенных фар) и периодического воздействия некоторых видов органических растворителей, используемых в том числе и в незамерзающих жидкостях, на поверхности поликарбонатного стекла могут появляться язвочки, трещины и сколы.

Эти дефекты пластика, даже мельчайшие, в лучшем случае приводят к помутнению фары, в худшем — становятся причиной ее выхода из строя.

Не меняя масло: сколько стоит подготовка автомобиля к зиме

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-34', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-34', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97653] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-37', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-37', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97652] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-36', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-36', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97651] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-35', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-35', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97649] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-33', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-33', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97648] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-32', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-32', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97647] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-31', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-31', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97646] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-30', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-30', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97645] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-29', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-29', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97627] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-10', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-10', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97626] = " (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});"; cachedBlocksArray[97625] = " (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});"; cachedBlocksArray[97624] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-7', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-7', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97623] = " (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});"; cachedBlocksArray[97621] = " (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});"; cachedBlocksArray[97655] = " (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});"; cachedBlocksArray[97654] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-20', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-20', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97644] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-28', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-28', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97643] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-27', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-27', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97642] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-26', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-26', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97641] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-25', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-25', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97640] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-24', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-24', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97639] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-23', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-23', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97638] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-22', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-22', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97637] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-21', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-21', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97636] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-39', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-39', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97635] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-18', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-18', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97634] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-17', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-17', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97633] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-16', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-16', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97632] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-15', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-15', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97631] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-14', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-14', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97630] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-13', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-13', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97629] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-12', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-12', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97628] = " (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});"; cachedBlocksArray[97622] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-5', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-5', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97619] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-1', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-1', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');"; cachedBlocksArray[97620] = "
(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Context.AdvManager.render({ blockId: 'R-A-485027-2', renderTo: 'yandex_rtb_R-A-485027-2', async: true }); }); t = d.getElementsByTagName('script')[0]; s = d.createElement('script'); s.type = 'text/javascript'; s.src = '//an.yandex.ru/system/context.js'; s.async = true; t.parentNode.insertBefore(s, t); })(this, this.document, 'yandexContextAsyncCallbacks');";
Ссылка на основную публикацию